Кьяроскуро
Путь к сердцу монстра зависит от строения его тела
В качестве затравки.
Так как, я думаю, у меня написано уже больше половины (ок. 30 листов, 13000+ слов), хочу это отпраздновать. И заодно сказать, что я еще тут, что-то делаю.

Из категории "Когда тебе не нравится перевод, сделай его сам".
Verbotene Liebe

Die Nacht ist rauh und einsam,
Die Baeume stehen entlaubt.
Es ruht an meiner Schulter
Dein kummerschweres Haupt.

Der Fuchs schnuert durch die Felder,
Wie ferne ist der Feind.
Gleichguiltig glaenzen die Sterne,
Dein schoenes Auge weint.

Du brichst ein duerres Aestlein,
Das ist so knospenleer,
Und reichst mir deine Hainde –
Wir sahen uns nimmermehr.


Запретная любовь

Сурова ночь и одинока,
Природа с листьями простилась.
Ты к моему плечу с тревогой
И с тихой грустью прислонилась.

Лиса по полю пробегает,
Вдали наверно враг таится;
И звёзды яркие сияют,
Как твои слёзы на ресницах.

Сломала ветку ты сухую
И протянула молча руку;
Почувствовал я боль глухую
И нашу скорую разлуку.


Запретная любовь

Было темно и сыро,
Капало с голых ветвей.
Отяжелел от печали
Цветок головки твоей.

Вокруг тишина стояла,
Играла в поле лиса.
Дрожали и плыли звезды,
Тебе заглянув в глаза.


Прощаясь, теплые руки
Ты медленно отняла.
С тех пор я тебя не видел,
С тех пор я не знал тепла.

Добрынинский перевод нравится мне больше, хотя там и нарушен ритм оригинала. Но ради строчек "Дрожали и плыли звезды, // Тебе заглянув в глаза" я готова это простить.)
Но все же даже этот вариант меня не устраивает - как ритмикой, так и первым и третьим четверостишиями.
Например, в почти дословном переводе две последние строчки первого четверостишия означают примерно "Она покоится у меня на плече, твоя голова, отягощенная печалью". А первые две строки третьего четверостишия - это вообще что-то с чем-то. Я дважды вывихнула себе мозг, прежде чем поняла, что имел в виду автор, да и то не совсем уверена, что правильно. Суть в том, что слово "knospenleer" переводится примерно как "бутон-пустоцвет", то есть образ одновременно бутона, символа новой жизни, и одновременно с этим указания на его бесплодность. А все потому, что в первой строчке рукой объекта воздыханий лирического героя ломается сухая веточка.
Бред, скажете вы. СПГС в запущенной форме и крайне плохое знание немецкого, скажу я.
Однако то, как я поняла Лилиенкроновское стихотворения, я написала. И плагиатить никого не нужно.

Запретная любовь

Ночь зла и одинока,
С деревьев каплет дождь.
И льнет к плечу головка,
Рождая в теле дрожь.

Лиса в полях играет.
О, как мы далеки!
Звезда с небес слетает,
Катится со щеки.

Как лилию, сухую
Ты веточку сломал.
Руки твоей дороже
Я в жизни не видал.

И да, мой вариант получился слэшным, ну а как же иначе.
Опять же, в оригинале нет указания на пол объекта любви.) Хотя кем-кем, а ходоком по мальчикам Лилиенкрон точно не был. А вот запретной страсти к хорошеньким крестьяночкам предавался изрядно.
Ну и совсем уж занудство: в оригинале герой обращается к объекту на "ты", что также было сохранено. Хотя у меня было искушение заменить это выканьем.

@темы: (с)тыбзено, ...и в повисшей тишине раздавался натужный скрип пера, Былинное лицеладонiе, Писарь возжегаше, Содомское греховодье, Тем временем в Р`льехе